Юлиус Эвола относится к тем мыслителям, произведения которых представляют собой не просто набор фактов и положений, аранжированных с целью представить некую абстрактную концепцию, и обреченный быть сухой пищей для ума, но ясные и обоснованные ответы на живые вопросы читателя, каковые он зачастую формулирует для себя уже после того, как начал читать, подталкиваемый незримой волей автора; вопросов, от которых он больше не сможет уйти, даже если закроет книгу. Цель произведений Эволы всегда далеко за границами текста; она находится в самой сердцевине жизни читателя, в его планах и действиях. Вероятно, именно из-за такого не совсем обычного свойства работ этого автора, их метафизическая и магическая составляющие часто ускользают от читателя, занятого действенной и насущной частью изложения, за которой, тем не менее, скрывается весьма глубокая основа. 

«Оседлать тигра» («Владимир Даль», СПб, 2005; перевод с итальянского Виктории Ванюшкиной), последнее программное произведение Эволы, по его собственным словам, отражает многие аспекты его жизни и духовного пути. «Максимы и ориентировки, которые в ней можно найти, являются в целом теми же, которым я старался следовать в ходе моего собственного существования», – пишет он в автобиографии. «Эта книга… завершает цикл в том смысле, что я некоторым образом вернулся в точку отправления, в которой, будучи молодым человеком, получил глубокий импульс, быть может, не полностью осознанный, каковой привел меня к радикальному отрицанию существующих в мире ценностей»[1].

Пройдя через «нулевую точку» дадаизма, занятия спекулятивной философией, затем изучение Традиции и традиционных практик духовного становления, через активную попытку «осуществить восстание против современного мира» в области политики, через последующее осознание «абсолютной тщетности инициативы подобного рода», в своей последней книге Эвола хочет остаться с теми, кто вместе с ним прошел все этапы пути, предостеречь их от возможных заблуждений, и представить им то «не банально-личностное, а символическое значение», которым, вне всяких сомнений, обладает его жизнь и творчество. 

Для начала посмотрим на эту книгу с точки зрения практической, то есть той, к которой обращен ее композиционный замысел и первый план повествования. «Оседлать тигра» Эвола, по его собственным словам, начал писать как своего рода продолжение работы Эрнста Юнгера «Der Arbeiter», которую он высоко ценил, однако считал несколько ограниченной и недостаточно полно раскрывающей тему – ведь по сути, жизненная ситуация, в которой находится современный «ученый», «художник», и даже руководитель промышленной корпорации, ничем не отличается от ситуации работника, стоящего у конвейера. Та же игра, те же правила, и тот же «человеческий механизм». Видя вокруг себя людей, которые после выхода в свет «Восстания против современного мира» осознали и приняли традиционные ценности, которые сумели «вспомнить», какой цивилизации они на самом деле принадлежит, и ощутили себя чужаками в современном мире, Эвола почувствовал необходимость помочь им, указать реальные ориентиры в той ситуации, когда направление дальнейшего хода истории уже достаточно четко наметилось, не оставляя поля ни для сомнений, ни для надежд. 

Таким образом, книга «Оседлать тигра» предназначена для тех, кто уже осознал свою принадлежность Традиции, то есть, по сути, иному миру. Однако, это не всё. Как указано в предисловии, она не предназначена для тех, кто, несмотря ни на что, хочет бороться за утраченные позиции; она также не обращена к тем, у кого есть естественная предрасположенность и материальные возможности осуществить радикальный уход от действительности и надежно изолироваться от мира. Напротив, она предназначена для тех, кто не может – или не хочет – покидать его, и кто готов противостоять ему внутренне, сохраняя свою подлинную идентичность, какие бы крайние и мертвящие для нее внешние формы не принимало их существование. Несомненно, такая раздвоенность противоречит концепции Генона о неразрывности внутреннего делания и следования экзотерическому традиционному порядку, и, тем более, первичности такого порядка по отношению ко внутреннему. Однако Эвола твердо отстаивает свою позицию; он считает, что реальная ситуация, в которой мы находимся сейчас, не предоставляет нам такой возможности в принципе. Он видит выход в том, чтобы «отказаться от всяких внешних позитивных целей, нереализуемых в такую эпоху растворения, как наша, и обратиться к чисто индивидуальной задаче, по сути состоящей в следовании максиме «то, с чем я ничего не могу поделать, ничего не может cделать со мной»[2]. Согласно Эволе, плотиновское aphele panta, то есть «избавься от всего», должно стать сегодня основным лозунгом для тех, кто ясно осознает действительную ситуацию. Формула «оседлать тигра» как раз соответствует этому состоянию. Тот тип человека, к которому обращается Эвола, может – и должен – принять силы, которым он не способен противостоять, чей поток необратим и неподконтролен ему ни в коей мере, таким образом, чтобы использовать эти силы для своего освобождения – несмотря на то, что именно они оказывают разрушительное воздействие на его современников. 

Теперь есть смысл обратиться не к формальному содержанию книги, состав которой отражает практически все аспекты интеллектуальной и общественной жизни современного человека – от философских течений до художественных стилей и направлений в политике – но к тем фундаментальным принципам, которые легли в основу этой критической и в самом глубоком смысле негативной работы, способной озадачить и привести в растерянность многих, даже отчасти подготовленных, читателей. Итак, традиционная концепция духовных путей в наиболее общем смысле опирается на доктрину трех сущностных аспектов верховного Принципа, как силы, которая созидает, которая сохраняет, и которая разрушает, каковое разрушение, по сути, являет собой трансценденцию всех обусловленных и конечных форм. Исходя из этого, согласно Эволе, «Путь Правой Руки соответствует двум первым аспектам Принципа, и на поведенческом, этическом и религиозном плане характеризуется утверждением существующего путем его сакрализации, следования закону и выполнения положительных предписаний определенного традиционного порядка земной жизни; Путь Левой Руки, напротив, соответствует третьему его аспекту, то есть чистой трансценденции, и может допускать не только отчуждение от всякого порядка и всех существующих норм (как в случае абсолютной аскезы), но также разрушение, аномию и деструктивный отказ от связей, во всех случаях осуществляемые под знаком необусловленности»[3]. 

«Точке зрения Пути Левой Руки я следовал в книге «Оседлать Тигра», – пишет далее Эвола, – имея в виду как ситуацию самого недавнего времени, так и соответствующий ему отрицательный итог, который я вынужден был окончательно подвести после того, как определил, что никакая инициатива по возрождению, реконструкции или созиданию (инициатива Пути Правой Руки) не имеет ни малейшего шанса на успех в общемировом социальном климате в настоящее время, когда цикл подходит к завершению. В эпоху всеобщего растворения, единственным путем, которым еще можно пытаться идти, несмотря на все опасности, которые он в себе таит, является только лишь Путь Левой Руки»[4].

В свете вышесказанного следует более пристально посмотреть на само название книги – Cavalcare la tigre. Этот древний образ имеет большое значение в тантре и буддизме. Есть определенная ирония в том, что по-итальянски и тигр, и тигрица обозначаются существительным женского рода; ирония проявляется в сложившемся обычае переводить название книги Эволы как «Оседлать тигра» (например, оно звучит как «Den Tiger reiten» в немецком переводе, «Chevaucher le Tigre» во французском, «Cabalgar el Tigre» в испанском и т.д.). Однако этот символ (весьма многозначный, надо признать) все-таки чаще всего означает именно женский аспект единого – мудрость, проявленность, шакти и т.п. Согласно старинной легенде, Падмасамбхава прибыл из Тибета в Бутан на спине летящей тигрицы. Согласно другой легенде, великий мастер тантры Домби Херука появился из леса верхом на беременной тигрице. Однако, конечно, самое главное в этом образе не пол животного, а всадник, как он представлен на многих тибетских изображениях – абсолютно спокойный, погруженный в созерцание, сидящий в позе лотоса на спине разъяренного зверя, как на коврике для медитации.  Отсылая читателя к данному произведению Юлиуса Эволы, я хочу на прощание поблагодарить Викторию Ванюшкину за прекрасный перевод этой важной работы, а также повторить слова Нгакпа Чогъям Ринпоче, которые служат оправданием названию рецензии: 

«Еcли тебе суждено падать в смерть с огромной высоты,
Стыдно не насладиться видом во время падения, 
Стыдно не ощутить, как ветер треплет волосы, 
И не почувствовать тепло солнечных лучей на лице. 
Практиковать Тантру – значит оседлать тигра Безумной Мудрости, Броситься в ее пламя, и выйти из него Облаченным в Тело Видений».
 

  1. J. Evola. Il Cammino del Cinabro. Scheiwiller, Milano, 1972, c.14
  2. Ibid.
  3. Il Cammino del Cinabro, c. 13.
  4. Ibid.

Автор: Гліб Бутузов